Главная

Школа танцев

     Музыка - основа танца
     Название танцев
     Позиции в танце
     Вальс
     Танго



Оперные шедевры

     Дон-Жуан
     Волшебная флейта
     Севильский цирюльник
     Иван Сусанин
     Руслан и Людмила
     Тангейзер
     Лоэнгрин
     Риголетто
     Травиата
     Фауст
     Аида
     Борис Годунов
     Кармен
     Евгений Онегин
     Снегурочка
     Хованщина
     Отелло
     Князь Игорь
     Пиковая дама
     Иоланта
     Богема
     Царская невеста
     Сказание о невидимом
граде Китеже и
деве Февронии

     Мадам Баттерфлай
     Война и мир

Оперные шедевры
25 оперных шедевров


Севильский цирюльник

 

 

 

Но уж темнеет вечер синий,

Пора нам в Оперу скорей:

Там упоительный Россини,

Европы баловень — Орфей.

Не внемля критике суровой,

Он вечно тот же, вечно новый,

Он звуки льет — они кипят,

Они текут, они горят,

Как поцелуи молодые,

Все в неге, в пламени любви,

Как закипевшего Аи

Струя и брызги золотые...

 

А. С. Пушкин

Эти восторженные строки из «Евгения Онегина» удивительно точно отражают все очарование музыки Россини, ее юношескую свежесть и красоту.

 

Россини был всеобщим кумиром; не так уж много композиторов снискали при жизни столь огромную популярность. «После смерти Наполеона нашелся еще один человек, о котором все время толкуют повсюду: в Москве и Неаполе, в Лондоне и Вене, в Париже и Калькутте. Слава этого человека ограничена только пределами цивилизации, а ему всего 32 года», — писал о Россини горячий поклонник его таланта Стендаль. Знакомством с Россини гордились многие. Лист показывал ему свои сочинения, встреч с итальянским маэстро искали Вебер, Вагнер, Сен-Санс; последний в конце 1850-х годов писал, что «весь Париж домогался чести быть принятым в его роскошной квартире с высокими окнами». Среди посетителей его гостиной были и знаменитые композиторы: Обер, Мейербер, Гуно, Тома, Верди. На парадных вечерах у Россини можно было услышать блестящих певцов и выдающихся виртуозов: Гризи, Патти, Нильсон, Тамбурини, Тамберлика, Антона Рубинштейна, Иоахима, Тальберга. «Неизменная лесть окружала маэстро,— вспоминал композитор Сен-Санс, — но она нисколько его не трогала, ибо он знал ей цену, и возвышался над окружавшей его средой превосходством своего ума, который он проявлял, однако, далеко не перед каждым». Чуткие и внимательные современники видели в Россини человека глубокого, проницательного и наблюдательного, с тонким, острым умом, живо интересующегося окружающим его миром, видели в нем большого художника, понимающего

новые проблемы искусства и его эволюцию, хотя и отстаивающего свои эстетические идеалы. И. В. Стасов и письме к Глинке сообщал о Россини: «Я нашел в нем ту художественную душу, прекрасную и простую...».  А Р. Вагнер после беседы с Россини в 1860 году сказал: «Я должен констатировать, что из всех встреченных мною в Париже музыкантов — он единственный действительно великий!».

В 1868 году, когда Россини не стало, Верди с горечью сообщил одному из друзей: «В мире угасло великое имя! Это было самое популярное имя нашей эпохи, известность самая широкая - и это была слава Италии!». Жизненный и творческий путь Дж. Россини так же необычен, как и его беспримерный успех: стремительный взлет к вершинам славы, а затем около тридцати лет — почти полное молчание.

 

Первым сценическим произведением Россини, увидевшим свет рампы, был музыкальный фарс «Брачный вексель». Он принес молодому автору известность, вскоре ему стали поступать заказы на оперы-буффа из театров Болоньи, Венеции, Милана. Его музыка, блестящая и остроумная, быстро покорила итальянскую публику. Но широкое признание к Россини пришло лишь после постановки в 1813 году «Танкреда» и «Итальянки в Алжире» — они сделали его любимцем Северной Италии, а через два года он завоевал и Неаполь, поставив там оперу «Елизавета, королева Английская».

Осенью 1815 года Россини направился в Рим для работы над новой оперой «Торвальдо и Дорлиска», но еще до ее премьеры импресарио одного пз римских театров предложил ему сочинить оперу-буффа. Начались поиски сюжета; наконец, композитор остановился на комедии прославленного французского драматурга Бомарше «Севильский цирюльник». Ответственность была огромная: еще в 1782 году на этот же сюжет в Петербурге создал свою оперу Паизиелло, и уже более трех десятилетий она всемерно почиталась любителями музыки в Италии.

Либретто оперы поручили написать Ч. Стербини. Работа шла быстро, параллельно с текстом сочинялась музыка, и приблизительно за девятнадцать-двадцать дней опера была закончена.

 

 

 

 


 

Розина— Аделина Патти

Розина — Монтано

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Альмавива - Тито Скипа, Фигаро - Бенвенуто Франчи,

дон Базилио - Федор Шаляпин, Розина - Тотти Даль Монте,

Бартоло - Сальваторе Баккалони. Театр "Ла Скала".

 

 


 

Альмавива Леконт

Фигаро — Самсон


  

Розина - Джульетта Симионато, Бартоло - Мелькиоре Луизе. Театр "Ла Скала", 1952 год.

 


 

    Либреттист сохранил сюжет и испанский колорит произведения Бомарше, но ослабил его идейную направленность. Из политически острой пьесы он создал веселую итальянскую комедию нравов, правда, демократичную, с антиклерикальными мотивами и ярко очерченными характерами.

Премьера «Севильского цирюльника» состоялась 20 февраля 1816 года, пели выдающиеся певцы того времени: Розину — Джельтруда Ригетти-Джорджи (друг детства Россини), графа Альмавиву — Мануэль Гарсия, Фигаро — Луиджи Дзамбони. На первом представлении «Севильский цирюльник» полностью провалился. Публика кричала и свистела... Расстроенный композитор покинул театр, не дождавшись окончания спектакля. Интриганы, а возможно — почитатели Паизиелло, не могли допустить признания новой оперы, созданной на тот же сюжет, хотя Россини, предвидев враждебные выпады, на первых представлениях именовал ее «Альмавива, или Тщетная предосторожность». Но когда улеглись страсти и на следующем спектакле публика внимательно прослушала всю музыку, она пришла от нее в восторг.

С огромным успехом опера исполнялась и в дальнейшем. Одна из газет Рима писала: «Если на премьере „Севильский цирюльник" не встретил одобрения у публики, то во второй раз и на следующих спектаклях он был оценен по достоинству и вызвал такой энтузиазм, что весь театр содрогался от „Evviva!" по адресу маэстро Россини. По нескольку раз его вызывали на сцену и наконец отвели при свете факелов домой!» . Успех «Севильского цирюльника» затмил все предшествовавшие триумфы композитора. Новая опера начала свое победное шествие по многим городам Европы: через год после премьеры она исполнялась в Барселоне, в 1818 году — в Лондоне, затем в Париже и Вене, а в 1822 году — была поставлена в Петербурге.

Действие оперы происходит в Севилье. Молодой граф Альмавива увлекся прелестной юной Розиной и готов жениться на ней. Но ее опекун старый доктор Бартоло сам намерен заключить брачный контракт со своей воспитанницей. На помощь графу приходит умный, неистощимый на выдумки цирюльник Фигаро. Благодаря его предприимчивости молодые влюбленные добиваются своего счастья. Опера открывается великолепной увертюрой, полной огненного блеска и энергии. Эта увертюра была сочинена для неудавшейся оперы «Аврелиан в Пальмире», затем композитор перенес ее в «Елизавету, королеву Английскую». В то время увертюры не были связаны музыкальным материалом с операми, и Россини решил использовать старую увертюру, которая по своему характеру оказалась близкой комедийной увлекательной интриге «Севильского цирюльника».

Главный герой оперы — Фигаро, несомненный «потомок» умных, находчивых слуг итальянской народной комедии. Первое же его появление на сцене с зажигательной каватиной, яркой, темпераментной, близкой стремительному народному танцу тарантелле, захватывает и увлекает. Музыкальная характеристика Фигаро не меняется на протяжении действия. Фигаро — ловкий, энергичный, насмешливый, а иногда и житейски глубокомысленный — таков он в дуэтах с графом, Розиной или в сценах с Бартоло. Правда, энергия Фигаро не направлена на какие-либо высокие цели. Цирюльник в опере не наделен глубокими человеческими качествами как герой комедии, в нем нет ни горечи разочарований, ни сомнений, и если у Бомарше он — типичный выходец из низших классов, стремящийся всеми способами выбраться на более высокую ступеньку общественной лестницы, то у Россини Фигаро более однозначный, он уверенно смотрит вперед и живет каждым моментом настоящего.

 


 

Розина - Р.Г.Горская.

Дон Базилио - П.М.Журавленко.

Ленинградский театр оперы и балета имени С.М.Кирова.

 

Граф Альмавива иной, чем в комедии Бомарше. Он раскрыт в лирическом плане — это пылкий влюбленный (канцона I акта), хотя по ходу действия граф перевоплощается то в пьяного солдата, то в учителя музыки, и тогда его мелодика из плавной и пластичной становится то «грубоватой», то «благочестиво-смиренной».



Ренессанс

Прелестна грациозная, кокетливая Розина (ария II акта), но и в ее изящной кантилене звучат решительные интонации — она настойчива и умеет бороться за свое счастье. Партия Розины, написанная для контральто, виртуозна и трудна для исполнения. Именно ее образ подвергался на премьере наибольшей критике: отмечали, что в нем нет «наивности и скромности» юной девушки. Впоследствии партию Розины стали исполнять колоратурные сопрано.

Наименьшим изменениям, по сравнению с комедией, подверглись в опере образы доктора Бартоло и дона Базилио — старого монаха, искусного интригана. Опекун везде представлен в комедийном плане — в виде алчного старикашки, служащего мишенью для выходок и острот Фигаро и графа. Он напоминает образы старых ворчунов комедии дель арте, которых дурачат слуги.

Великолепно очерчен дон Базилио — воплощение подлости п продажности; его музыкальная характеристика близка персонажу Бомарше. Весь облик Базилио и знаменитая ария «Клевета» обличают лживость морали привилегированных классов. С огромным мастерством партию дона Базилио исполнял выдающийся русский певец Ф. И. Шаляпин, сумевший раскрыть острую гротескность этого образа.

В «Севильском цирюльнике» Россини особенно акцентировал все комедийные положения сюжета, что вызвало включение дополнительных сцен и эпизодов, ярко оттеняющих лирические номера. В начале оперы он ввел сцепку с музыкантами, которая не только дала возможность Альмавиве спеть чудесную серенаду, но и развернуть комедийный эпизод расплаты с музыкантами и их «шумливую» благодарность. Во вторую картину включена сцена появления Альмавивы в виде пьяного солдата, ився суматоха. связанная с этим, выливается в развернутый финал. Остроумно написана сценка из третьей картины: переодетый в бакалавра граф приветствует доктора Бартоло. Этот малозначительный эпизод комедии вырос в большой комический номер, один из самых лучших в опере — монотонный гнусавый голос бакалавра и ответы раздраженного Бартоло перебиваются забавной скороговоркой. И если в либретто были сняты публицистические моменты комедии Бомарше, то Россини восполнил их жизненностью. реалистичностью типичных итальянских образов, создав блестящую национальную оперу- буффа.

Но самым удивительным в «Севильском цирюльнике» остаются ансамбли — центры музыкально-сценического действия, особенно финал первого акта. В нем сочетаются разнообразные, стремительно меняющиеся эпизоды; музыка чутко передает неожиданные повороты действия, поведение героев, оттенки настроений. Для опер Россини особенно характерны его знаменитые crescendo — грандиозные нарастания звучности в ансамблях. Они буквально гипнотизировали слушателей. Интересно отметить, что в финале второго акта Россини использовал мелодию русской народной плясовой песни «Ах, зачем бы огород городить».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дон Базилио - Л.М.Романчак, Бартоло - А.И.Храмцов

Ленинградский театр оперы и балета имени С.М.Кирова

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сцена из спектакля.

Ленинградский театр оперы и балета имени С.М.Кирова

 

 

 

Вокальный стиль Россини отличается цельностью и богатством, мелодической пышностью, яркой орнаментикой. Россини был мастером «bel canto», этого замечательного искусства пения. по его словам, «одного из самых прекрасных даров итальянцев!»

 

«Севильским цирюльником» восхищались любители музыки и профессиональные музыканты: «.. .Россини является художником, творящим под импульсом истинного вдохновения, проникнутым идеей и нашедшим для этой идеи выразительную, изящную и обаятельную форму», — писал русский музыкальный критик Г. А. Ларош.


энтеогены | Заявление на развод через суд. | 095 у купить



© Академия духовного и телесного развития. 2011 - 2017