Главная

Школа танцев

     Музыка - основа танца
     Название танцев
     Позиции в танце
     Вальс
     Танго



Оперные шедевры

     Дон-Жуан
     Волшебная флейта
     Севильский цирюльник
     Иван Сусанин
     Руслан и Людмила
     Тангейзер
     Лоэнгрин
     Риголетто
     Травиата
     Фауст
     Аида
     Борис Годунов
     Кармен
     Евгений Онегин
     Снегурочка
     Хованщина
     Отелло
     Князь Игорь
     Пиковая дама
     Иоланта
     Богема
     Царская невеста
     Сказание о невидимом
граде Китеже и
деве Февронии

     Мадам Баттерфлай
     Война и мир

Оперные шедевры
25 оперных шедевров


Тангейзер

 

 


Как композитор, Вагнер, несомненно,
одна из самых замечательных личностей
во второй половине этого столетия, и его
влияние на музыку огромно.

П. И. Чайковский

 

Вагнер вошел в мировую музыкальную культуру не только как автор выдающихся музыкальных творений, но и как крупный дирижер, поэт-драматург и публицист. Его деятельность, отмеченная бурной энергией, охватила более полувека. «Я существую не для того, чтобы зарабатывать деньги, но чтобы творить»,— говорил композитор. Смелость и упорство, с каким он боролся за свои идеалы, сделали его одним из крупнейших художников-реформаторов. Передовые русские музыканты, не принимая многих теоретических положений Вагнера, высоко оценивали смелость его новаторского искусства: «.. .Вагнер силен, и силен тем, что щупает искусство и теребит его»,— отмечал М. П. Мусоргский. «Вагнер гипнотизирует наше суждение, пленяет сердце и разум... Это пленение испытал я наравне со всем своим поколением»,— писал Г. А. Ларош. «Восхищаясь композитором, я питаю мало симпатий к тому, что является культом вагнеровских теорий»,— читаем мы в высказываниях П. И. Чайковского.

После беспросветных лет — скитаний, неудач — в 1842 году Дрезденский театр принял к постановке его оперу «Риенци, последний трибун»; премьера прошла с шумным успехом, и неизвестный музыкант стал признанным композитором. Вагнера пригласили на пост дирижера Дрезденского оперного театра. В следующем году там же состоялось первое исполнение его оперы «Летучий голландец» (1843). Так начался новый период жизни композитора. Во время репетиций «Летучего голландца» Вагнер уже работал над оперой «Тангейзер». Он сам продумал сюжет и написал либретто, использовав три народных сказания. В образах старинных легенд композитор видел выражение истинно народного духа и гуманистического начала и в то же время находил высокие этические идеалы, волновавшие его современников.



Австралия

Поэтичная легенда о рыцаре-певце Тангейзере, долгое время предававшемся наслаждениям в царстве богини любви и красоты Венеры, увлекала Вагнера еще с юношеских лет (один из вариантов песни о Тангейзере включен в сборник «Чудесный рог мальчика» А. Арнима и К. Брентано). Тангейзер — историческая личность, рыцарь-миннезингер, живший примерно между 1200—1270 годами. Он много странствовал, участвовал в междоусобных войнах немецких князей; в своих песнях он воспевал земные радости. В немецкой литературе неоднократно разрабатывалось и сказание о состязании певцов в Вартбурге.


 


 

 Тангейзер — И. В. Ершов


 

 

Объединив обе легенды, Вагнер сделал Тангейзера героем состязания певцов, хотя, по преданию, это состязание состоялось значительно раньше; соперником Тангейзера в опере выступил крупный немецкий поэт Вольфрам фон Эшенбах (1170— 1220). Третья легенда, включенная в фабулу оперы,— о венгерской принцессе, ставшей женой немецкого ландграфа; она кротко переносила притеснения мужа, а после смерти была объявлена святой. Принцесса послужила

прототипом героини оперы — Елизаветы.

Развитие действия связано с Тангейзером — неудовлетворенным, мятущимся, мучимым сомнениями, нигде не находящим себе покоя: ни в мире чувственных наслаждений — в гроте Венеры, ни в мире высоких нравственных помыслов — среди пилигримов, ни в любви Елизаветы. В художественно-символической форме композитор отобразил поиски непостижимого идеала и невозможность примирения противоречий жизни.

Двойственность устремлений Тангейзера показана в увертюре, открывающей оперу. По монументальности и масштабу это — программное симфоническое произведение, как бы симфонический пролог к опере. Крайние части увертюры связаны с темами нравственного долга — хоралом пилигримов, «мотивом покаяния». Центральная часть — грот Венеры. «С наступлением ночи появляются волшебные видения: клубится подернутый розовым сумраком туман, до нашего слуха доносятся звуки сладострастного ликования; взор смутно угадывает движение устрашающего своей чувственностью танца» — так описывал эту музыку композитор. Среди пьянящих звучаний выделяется страстный гимн-марш Тангейзера в честь богини.

Первая картина первого акта — в гроте Венеры — отличается яркими красками, томной негой (хор сирен, ариозо Венеры). Главный ее эпизод — драматичная сцена-дуэт Тангейзера и Венеры и его высшая точка — приподнятый гимн Тангейзера, «гордая, ликующая любовная песня». Вакханалии первой картины противопоставлена пасторальная вторая — Тангейзер покинул грот Венеры, перед ним раскинулась широкая долина с Вартбургским замком. Безмятежная песня пастуха, встреча с рыцарями, воспоминание о Елизавете всколыхнули в душе

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  Вверху:   Ландграф - В.И.Касторский.

  Ленинградский театр оперы и балета.

 

Внизу: Елизавета — М. А. Дейша-Сиопицкая Мараинский театр и Большой театр

      Вольфрам — Герман Прай, Тангейзер — Джесс Томас Пайрёйтский фестиваль, I960 г.


его прежние чувства. Вместе с рыцарями-миннезингерами он направляется в Вартбург.

Второй акт — в Вартбургском замке. Чистый образ Елизаветы и окружающих рыцарей обрисован строгой хоральной музыкой, простой песенностью, скромной оркестровкой. Финал акта — состязание певцов. Ландграф предлагает тему состязания: «В чем сущность любви?» Под аккомпанемент арфы по очереди выступают миннезингеры; они воспевают идеальную любовь, сравнивая ее с чистым родником, светлой звездой. Тангейзер противопоставляет им свое понимание любви — страстной, сжигающей — и поет гимн Венере. Все возмущены его дерзостью, только Елизавета встает на защиту рыцаря.

Оркестровое вступление к третьему акту — «Паломничество Тангейзера». Хор пилигримов, умиротворенно-созерцательная молитва Елизаветы, отмеченный грустью романс Вольфрама создают поэтическое настроение. Резкий перелом в действие вносит появление Тангейзера, в оркестре мрачно звучит «мотив проклятия». Драматический рассказ Тангейзера — кульминация в характеристике героя. Повествование идет в гибкой, богатой оттенками речитации, отражая все события, смены настроений; в оркестре проходит тема паломничества, хоральная тема вечного города Рима, тема проклятия папы. .. «Все высказано, выражено, раскрыто словом и музыкой настолько достоверно, что всякий иной способ выражений кажется немыслимым»,— писал Ш. Бодлер. Приговор папы — грешник не будет прощен, пока не зацветет посох — заставляет Тангейзера снова идти к Венере. .. Слышится похоронный хор — то провожают в последний путь Елизавету; потрясенный Тангейзер умирает. В заключении пилигримы приносят весть о чуде — в руках папы в Риме зацвел посох.

Премьера «Тангейзера» состоялась 19 октября 1845 года, дирижировал автор. Успех его у широкой публики был средний, но музыканты высоко оценили новую оперу. «Мне бы хотелось, чтобы Вы посмотрели „Тангейзера",— писал Р. Шуман одному из друзей,— В нем есть глубина, оригинальность. ..».

 

 


 

Вверху: Елизавета - М.А.Дейша-Сионицкая. Мариинский театр и Большой театр.

 

            Вольфрам - Герман Прай, Тангейзер - Джесс Томас. Байрёйтский фестиваль, 1966 год.

 

Внизу: Сцена из I действия. Xup пилигримов. Байрёйтский фестиваль. 1954 год.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Внизу: Сцена из II действия. Состязание певцов. Байрёйтский фестиваль. 1965 год.

 

Распространению музыки Вагнера в России способствовали концерты немецкого композитора в обеих русских столицах в 1863 году,которые произвели огромное впечатление. Так, П. А. Вяземский писал: «Музыка Вагнера не только музыка будущего, но и вечности». Со всей страстью доказывал значение и величие Вагнера А. Н. Серов: «Вагнер — громадный талант и... надо быть глухим ко всякой красоте музыкальной, чтобы. .. не чувствовать в его музыке дыхания чего-то нового в искусстве, чего- то поэтически уносящего вдаль, открывающего безвестные, необъятные горизонты».






© Академия духовного и телесного развития. 2011 - 2017