Главная

Школа танцев

     Музыка - основа танца
     Название танцев
     Позиции в танце
     Вальс
     Танго



Оперные шедевры

     Дон-Жуан
     Волшебная флейта
     Севильский цирюльник
     Иван Сусанин
     Руслан и Людмила
     Тангейзер
     Лоэнгрин
     Риголетто
     Травиата
     Фауст
     Аида
     Борис Годунов
     Кармен
     Евгений Онегин
     Снегурочка
     Хованщина
     Отелло
     Князь Игорь
     Пиковая дама
     Иоланта
     Богема
     Царская невеста
     Сказание о невидимом
граде Китеже и
деве Февронии

     Мадам Баттерфлай
     Война и мир

Оперные шедевры
25 оперных шедевров


Иоланта

 

 

 

 

«Ты дал мне свет, ты дал любовь!» — ликуя, восклицает прозревшая Иоланта в финале оперы. Любовь и Свет, Свет через Любовь! От неясного томления, мрака слепоты к сверканию физического и душевного прозрения! Свет любви, пробуждающий в душе высокое чувство жалости, готовность спасти любимого человека ценой, может быть, собственного страдания.

Стонущие, нисходящие звуки «мотива страдания» начинают вступление к «Иоланте», сочетаются затем с «мотивом судьбы» и возвещают печаль. Мнимым оказывается благополучие мирного отдыха в роскошном саду среди Вогезских гор, где слепая Иоланта с подругами собирает плоды, прислушиваясь к игре музыкантов. Не догадываясь о своей слепоте (отец ее, король Прованса Рене, под страхом смерти запретил открывать дочери эту тайну), она полна новой для нее смутной тоски. Уснув под звуки колыбельной, Иоланта не слышит беседы отца и мавританского врача Эбн-Хакиа, призванного в надежде, что он вернет ей зрение. Мудрый старец требует, чтобы Иоланта узнала о своем несчастье: она исцелится, только пламенно пожелав увидеть и познать Свет. Король гневно в этом отказывает. Надежды больше нет.

 

Внезапно ход событий меняет случайное появление графа Водемона, заблудившегося в горах вместе с герцогом Робертом Бургундским, в детстве обрученным с Иолантой. Плененный красотой Иоланты, но поняв, что она слепа, Водемон, в порыве сострадания и не ведая о страшном запрете, восторженно говорит ей о красоте Природы, радости любви. В душе Иоланты пробуждаются новые чувства, печаль сменяется теплой благодарностью к рыцарю и желанием увидеть Свет. Король Рене видит в этом наказание свыше, а Эбн-Хакиа — спасение Иоланты, но не считает это стремление достаточно пламенным, чтобы исход операции был удачным. И, чтобы пробудить в душе ее жалость, король обрекает Водемона на смерть за нарушение запрета. «Я буду видеть, и он будет жить!» — восклицает потрясенная Иоланта; готовая пройти через страдания во имя спасения любимого человека, она вручает себя в руки Эбн-Хакиа.

В томительные минуты ожидания внезапно вторгаются звуки труб: в замок вернулся Роберт Бургундский. Он любит Матильду Лотарингскую, и король освобождает его от данного слова. Теперь Иоланта свободна, Водемон может соединиться с ней! Но прозреет ли она? ..

«Свершилось!»—раздается вдали голос Бертрана. «Иоланта видит!»—слышны голоса подруг. Эбн-Хакиа снимает повязку с ее глаз. Внезапно открывшийся ей незнакомый мир сначала пугает Иоланту; но, подняв глаза к небу, увидев отца и Водемона, она чувствует радость прозрения. В оркестре все ярче звучит светлая тема. Наконец, голоса солистов и хора сливаются в гимне торжественного ликования.

 

Последняя из опер П. И. Чайковского, «Иоланта» во многом отличается от предшествующих: трагедия в ней лишь намечается, но не свершается. Это лирическая поэма на тему «От мрака к свету». Вместе с балетом «Щелкунчик» «Иоланта» представляет «светлую» линию в последнем периоде творчества композитора. Чередование сцен-эпизодов подчинено развертыванию сквозного действия; психологи­чески правдивые и выразительные характеристики героев, стилизованные под условное средневековье жанровые зарисовки активно в нем участвуют.

Совершенно мастерство, с каким Чайковский создал общую композицию оперы, распределил чередование сольных номеров и ансамблей, провел линию нарастания к кульминационному моменту — дуэту Иоланты и Водемона и заключительному гимну-финалу.

Сама Иоланта занимает особое место в галерее оперных героинь Чайковского. Казалось бы, это обычный для его опер образ впервые полюбившей девушки. Отличают же ее главные черты характера: беззащитная отрешенность от реальной жизни, нежная «тепличность».



Вольтер

Музыкальный облик лирического героя — графа Водемона, пылкого юноши, плененного красотой жизни, с душой, открытой для чистой и глубокой любви,— вырисовывается постепенно из его реплик, ариозных моментов и дуэта с Иолантой. (Романс, вставленный позднее по настоянию певца Н. Н. Фигнера, не добавляет существенных черт к его образу.)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Иоланта - Л.А.Сиренко, Водемон - Ю.М.Марусин. Ленинградский театр оперы и балета

 

 

Колоритное своеобразие фигуры мудрого мав­ританского врача Эбн-Хакиа — еще одно отли­чие «Иоланты» от прочих опер Чайковского, несомненная художественная удача. Его образ вылеплен скупыми музыкальными средствами и замечательно передает восточный характер его несколько тягучей речи, почти без подъема голоса.

 

Темпераментная ария Роберта Бургундского носит благородный рыцарский характер. В патетическом ариозо короля Рене слышны протест, укор, затем мольба.

В свое время дирижер В. А. Дранишников справедливо писал об «исключительном утонченном инструментальном мастерстве партитуры „Иоланты"» — одном из высших достижений в области оперной инструментовки.

Необычным было и возникновение замысла оперы. Когда в середине 1890 года директор императорских театров И. А. Всеволожский обдумывал перспективы ближайшего театрального сезона, у него возникла мысль заказать Чайковскому одноактную оперу и двухактный балет для показа их в один вечер. Для балета Всеволожский предложил сказку Э. Т. А. Гофмана «Щелкунчик», для оперы — драму датского писателя X. Херца (1798—1870) «Дочь короля Рене» (1845), что, по-видимому, соответствовало желанию композитора. Драму эту Чайковский мог знать по русскому переводу Ф. Мюллера («Русский вестник», 1883, № 2) и переделке В. Р. Зотова.

 


    Сцена из оперы. Ленинградский Малый театр оперы и балета

 

В конце 1890 года он дал свое согласие дирекции, в ноябре того же года его брат Модест начал работу над либретто «Иоланты» (в котором во многом отступал и от драмы Херца, и от переделки Зотова), но Чайковский некоторое время колебался. Сюжет оперы его то занимал, то он жаловался, что ее герои «не вызывают вдохновения», боялся с ними «не сладить». Опасаясь торопливости и напряжения, просил отложить срок представления партитуры на год. А когда этого добился, то писал М. И. Чайковскому: «О. я напишу такую оперу, что все плакать будут.— но только к сезону 1892/93».

 

9 июля Чайковский начал сочинение «Иоланты». Работа шла сначала туго, и все же к 24 июля было написано уже восемь сцен. Правда, ему все еще казалось, что дуэт Иоланты и Водемона, с которого он начал писать музыку, вышел «не особенно хорошо», менял слова в либретто, но в начале августа написал М.И.Чайковскому: «Вообще я доволен теперь собой».

4 сентября 1891 года, менее чем в два месяца, композитор окончил «Иоланту» в черновых эскизах; инструментовка была завершена около 14 декабря.

 

Репетиции «Иоланты» и «Щелкунчика» начались в Мариинском театре осенью 1892 года. Оперой дирижировал Э. Ф. Направник, балетом— Р. Дриго. Партию Иоланты пела М. И. Фигнер, Водемона — Н. Н. Фигнер, Эбн-Хакиа — А. Я. Чернов. Первое представление состоялось 6 декабря 1892 года.

 

Внизу: Иоланта - Катя Георгиева, Водемон - Димитр Узунов, Болгария


 

 






© Академия духовного и телесного развития. 2011 - 2017