Главная

Школа танцев

     Музыка - основа танца
     Название танцев
     Позиции в танце
     Вальс
     Танго



Оперные шедевры

     Дон-Жуан
     Волшебная флейта
     Севильский цирюльник
     Иван Сусанин
     Руслан и Людмила
     Тангейзер
     Лоэнгрин
     Риголетто
     Травиата
     Фауст
     Аида
     Борис Годунов
     Кармен
     Евгений Онегин
     Снегурочка
     Хованщина
     Отелло
     Князь Игорь
     Пиковая дама
     Иоланта
     Богема
     Царская невеста
     Сказание о невидимом
граде Китеже и
деве Февронии

     Мадам Баттерфлай
     Война и мир

Оперные шедевры
25 оперных шедевров


Хованщина

 

 

 

«ХОВАНЩИНА». Народная музыкальная драма в пяти частях М. Мусоргского. Так 7 июля 1872 года композитор озаглавил в своей тетради список исторических материалов для создания нового капитального сочинения. Через несколько дней он над этими словами написал: «Посвящаю Владимиру Васильевичу Стасову мой посильный труд, его любовью навеянный. 15 июля 1872 года. Мусорянин».

Действительно, именно В. В. Стасов прозорливо подсказал композитору мысль сочинить обширную оперу-эпопею на исторический сюжет, связанный с трагическими событиями, сотрясавшими Московское государство в последние десятилетия XVII века. Он правильно полагал, что борьба уходящей боярской Руси с нарождавшейся петровской Россией—«богатая почва для драмы и оперы». В предложенном сюжете Мусоргский нашел новую возможность провести параллель между стариной и тяжелой переломной эпохой 1860-х годов.

В. В. Стасов составил и план оперы. Текст либретто написал сам композитор, изучив труды И. И. Голикова, С. М. Соловьева, П. К. Щебальского, воспоминания современников, мно­гие другие исторические документы. Общий замысел «Хованщины», подробности сценических положений, образы героев тщательно «вырабатывались и обрабатывались» Мусоргским и Стасовым в оживленной переписке. Добиваясь гармоничности целого и равновесия его частей, Мусоргский, не всегда с одобрения Стасова, многое сократил и изменил в его сценарии, в главных чертах оставшемся, однако, неприкосновенным.

В еще большей степени, чем в «Борисе Годунове», главный герой народной музыкальной драмы Мусоргского — сам русский народ, ищущий правды и справедливого устроения жизни. Широкими мазками написана композитором картина тревожного брожения пестрой людской массы, собравшейся на Красной площади. Отголоски буйства стрельцов, величание князя Ивана Хованского смешиваются с народным ужасом от учиненных кровавых злодейств и расправ, «песнью отречения от мира сего» «черных рясоносцев», со страхом за «матушку Русь», которой от своих же «ребят удалых... нет покоя, нет пути». Разнородные душевные движения «пришлых людей» из посадов московских, стрельцов, раскольников, крепостных девушек гениально выражены Мусоргским в ярких по музыке хорах и хоровых эпизодах. Подлинными мелодиями композитор воспользовался лишь в нескольких случаях.

 

Народное возмущение в «Хованщине» не доходит до бунтарского взрыва, как в «Борисе Годунове». Для одних протест кончается вынужденной покорностью; для других — отречением от жизни, уходом в обреченное на гибель раскольничество. Но успокоения народу на Руси не принесло и новое время, возвещаемое трубными сигналами в последней картине.

 

В этой сложной кипучей обстановке развиваются сюжетные линии любовных переживании и связанных с ними драматических положений. Воплощенные с большой психологической глубиной образы героев — это или лица реальные (князь Иван Хованский, думный дворянин Федор Шакловитый), или собирательные, характерные для своей эпохи, наделенные в некоторых случаях узнаваемыми чертами их исторических современников. К ним, прежде всего, принадлежит глава раскольников старец Досифей, прообразом которого послужил грозный протопоп Аввакум. Его величавая фигура — в центре событий. «Пламенный и осторожный фанатик», ярый приверженец старины, Досифей умело направляет действие стрелецкого «бати», неумного честолюбца князя Ивана Хованского, а тем самым и всей стрелецкой массы, с помощью которой он надеется восстановить древние обычаи на Руси. Духовный вождь слепо верящих ему раскольников, он «пред лицом победы нечистых» властно уводит свою паству в лесной скит, обрекая на муки самосожжения. Аскетизм Досифея, победившего в себе жалость и сомнения, вырисовывается в начале пятого действия.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Иван Хованский - А.Ф.Кривченя. Большой театр СССР

 

Развитию драмы народной в опере сопутствует не менее значительная линия — любовная трагедия обиженной молодым Хованским раскольницы Марфы, чью душу «до днесь терзает. .. измена его», изображенная Мусоргским с глубокой и задушевной лирической искренностью. В широкой напевности ее партии, полной народно-песенных интонаций, слышны горячее чувство и жгучая ревность, печаль и решимость погибнуть в огне вместе с любимым.

Облик князя Василия Голицына можно сравнить с обстановкой его летнего кабинета «в смешанном вкусе — московско-европейском», где он со спокойным недоверием читает любовное послание царевны Софьи. Изящная мягкость стелющейся мелодии отлично рисует его, властолюбивого и опасливо-нерешительного, непостоянного в своих политических заявлениях и привязанностях, суеверного, когда он прислушивается к страшным предсказаниям Марфы, и способного на подлую жестокость, с какою он затем приказывает утопить ее «как колдунью». Еще в той же картине, однако, Голицын провидит свою близкую погибель, услышав принесенную Шакловитым весть о раскрытии заговора



Князь Голицын - Г.М.Нэлепп. Большой театр СССР

 


Марфа - Н.А.Обухова. Большой театр СССР


 

«покусившихся на престол», который царь Петр обозвал «хованщиной» и велел «сыскать».

Важное значение для раскрытия душевного состояния действующих лиц имеют замкнутые по форме песенные или ариозные эпизоды, арии-монологи, размышления, просветленно печальные или скорбно сосредоточенные.



Гавел

На общем сумрачном фоне оперы красочно выделяются колоритные жанровые зарисовки, метко подмеченные характер речи, походка чванливого старого Хованского или дрожащего от страха подьячего. Гнетущие предчувствия князя ненадолго рассеивают изукрашенные восточной орнаментикой то щемящие, то оживленно причудливые «Игры и пляски персидок».



Сцена из II действия. Ниже: Марфа - С.П.Преображенская. Досифей - И.П.Яшугин.


Марфа - И.П.Богачева.


Досифей - М.О.Рейзен. Ленинградский театр оперы и балета

 


Открывает оперу исполненное светлой поэзии раннего утра вступление «Рассвет на Москва-реке»; симфоническая картина восхода солнца в безоблачный день и радостного пробуждения жизни несет в себе главную мысль всего сочинения — предчувствие зари новой жизни, что займется когда-нибудь, как надеялся Мусоргский, над пока еще неразбуженной Россией.

Представленная Мусоргским на рассмотрение оперному комитету при Мариинском театре, «Хованщина» была отвергнута за «крайнее направление», после чего от участия в работе комитета в знак протеста отказались Ц. А. Кюи и Н. А. Римский-Корсаков. И впервые оперу поставил петербургский Музыкально-драматический кружок любителей 9 февраля 1886 года. А казенная сцена оставалась для нее закрытой до 1911 года, когда в Мариинском театре Ф. И. Шаляпин (бывший также и постановщиком спектакля) незабываемо воплотил образ старца Досифея. Опера имела громадный успех и в сезон 1912/13 года была показана в Москве.

  


 Сцена из спектакля. Подъячий - С.Е.Стрежнев. Ленинградский театр оперы и балета

В последующие десятилетия «Хованщина» триумфально обошла большинство сцен мира.

 

После кончины Мусоргского Н. А. Римский-Корсаков создал свою редакцию «Хованщины» на основе авторских рукописей и ее инструментовал. В 1931 году П. А. Ламм опубликовал клавир оперы, восстановленный им и Б. В. Асафьевым в первоначальном виде. 25 ноября 1960 года в Ленинградском театре оперы и балета им. С. М. Кирова состоялось первое исполнение «Хованщины» в оркестровке Д. Д. Шостаковича.






© Академия духовного и телесного развития. 2011 - 2017